Новости

Рулонный газон под соснами

Рулонный газон под соснами в Севастополе

Искусственный газон в Севастополе

искусственный газон в Севастополе, +79787083787

Детская площадка 


Все новости




Facebook
Google+



Кабинет министров Украины Национальный аграрный университет
Южный филиал «Крымский агротехнологический университет»

Контрольная работа по предмету «Дендропроектирование».


Выполнил: студент 5 курса
Факультета ЛСП и ОХ
Специальности садово-парковое  хозяйство 
Заочной формы обучения
Сергеева Дарья

Симферополь 2008.


Вариант 1.
1. Декоративность плодов растений как средство дендропроектирования.
Многим видам деревьев и кустарников особую декоративность прида-ют плоды. Они отличаются окраской, своеобразной формой, размерами и т.д. Декоративность плодов особенно важна в осенний и осенне-зимний периоды, когда в парках и садах начинает преобладать серый цвет безлистных растений. В это время яркие плоды придают растениям особую привлекательность и зрительно воспринимаются иногда не хуже цветков.
Наиболее ценны растения с ярко-красными плодами, особенно если они сочетаются с темнохвойными породами. В этой связи очень эффект-ны в осенний период кизильник войлочный, многие виды барбариса и шиповника. Плоды декоративных растений, окрашенные в различные яркие тона, играют существенную роль в колористической динамике зеленых насаждений в ландшафтном дизайне. Способность плодов дер-жаться на ветвях растений способствуют дополнительному живописному оформлению древесной и кустарниковой растительности.
Некоторым растениям плоды придают привлекательность и оригинальность в летнее время. Особое внимание заслуживает скум-пия кожевенная, вишня войлочная и др. В то же время у многих расте-ний плоды снижают их декоративность (рябинники, гортензии, сирени, спиреи, чубушники). Для улучшения декоративного облика этих кустарников сразу после цветения необходимо удалять завязавшиеся плоды.
Участие в колористическом разнообразии видов, плоды декоратив-ных растений сгущают краски живописной картины садовой раститель-ности осенью. Плоды декоративных растений в большинстве случаев имеют желтую и красную окраску различных оттенков, реже черную и коричневую. Многие виды, как, например, рябина, бересклет европейский, барбарис, боярышник, калина обыкновенная и другие, радуют нас своими яркими и красивыми плодами.
Наиболее ценны растения с ярко-красными плодами, особенно если они сочетаются с темнохвойными породами. В этой связи очень эффект-ны в осенний период кизильник войлочный, многие виды барбариса и шиповника.
Растения с красной окраской плодов:

Барбарис обыкновенный имеет крупные съедобные пурпурно-красные плоды со слабым восковым налетом. Есть формы с белыми и желтыми плодами.

Бересклет европейский. Плоды красные или розовые  с выглядывающим ярко-оранжевым присемянником. Лучшие формы и сорта: 'Alba' (белые плоды с оранжевым «глазком»). Осенью красиво сочетаются красноватых тонов листья и белые плоды с оранжевым «глазком».
 
   Боярышник с достаточно крупными, съедобными плодам яркой окра-ски от оранжево-желтой, розовой до ярко-красной и черкай, украшаю-щих крону в течение 2-х месяцев.
Боярышник однопестичный. Плоды красные, округлые, до 0,7 см в диаметре.

Боярышник колючий, или обыкновенный. Плоды крупные, ярко-красные или пурпурные.

Дерен канадский. Имеет эффектные ярко-красные плоды.
Дерен мужской или кизил. Красные плоды съедобные, но терпкие на вкус, содержат 14% сахара.
Жимолость золотистая. Плоды красно-коралловые, шаровидные, сросшиеся попарно.
Жимолость мелколистная. Очень украшает кустарник обилие оранже-вых, желтых, а иногда и темно-синих плодов.
Жимолость татарская. Плоды красные или желтые.

Калина обыкновенная. Плоды — блестящие, красные, сочные кос-тянки округлой или эллиптической формы, съедобные.

Кизильник горизонтальный смотрится очень эффектно с красными плодами на фоне тёмно-зелёной листвы.

У пираканты в основном плоды оранжевые и красные, но они велико-лепно смотрятся в сочетании с синими плодами магонии падуболистной.

Роза собачья или шиповник. Его плоды яркие и хорошо заметны издалека, часто остаются на всё зиму.
Растения с чёрными плодами.
Аралия маньчжурская с крупными поникающими метелками мелких сине-черных ягодообразных плодов. Плоды ягодообразные, сине-черные, мелкие, из 5 хорошо различимых долек-гнезд, несъедобные, очень красивого вида, особенно в период созревания. До глубокой осени крупные метелки с созревшими плодами, изогнувшиеся под собственной тяжестью, украшают верхушки растений, эффектно выделяясь на фоне пестро окрашенной осенней листвы.

Арония черноплодная, или черноплодная рябина. Осенью на фоне яр-кой нарядной листвы выделяются черные блестящие плоды, съедобные и весьма полезные. Наиболее красиво и обильно цветет и плодоносит форма 'Grandifolia'.
Бирючина обыкновенная. Черные плоды сохраняются на кустах до января. Лучшие формы и сорта: 'Aurea' (золотистые листья),'Argento-marginata' (серебристые листья с зелеными и сизыми пятнами), 'Glauca albo-marginata' (сизые листья с белой каймой), 'Leucocarpa' (бе-лые плоды).

Жимолость съедобная. Плоды сине-черные с сизым налетом, съедоб-ные, по вкусу напоминающие голубику.

Плющ крымский образует кисть чёрных круглых ягод. Они привлекают к себе внимание сгущая краски самой листвы.

Растения с белой окраской плода.

Жимолость Альберта. Крупные, почти белые плоды.

Снежноягодник с белыми плодами, напоминающие снежные шарики. Бывают сорта с розовой и оранжевой окрасками плода.

 Отдельным пунктом являются -  крылатки.

У багряника плод сборный из стручкообразных раскрывающихся лис-товок до 2 см длиной. Мелкие крылатые семена созревают в конце сен-тября.

Клен бородатый. Плоды — желтоватые крылатки, до 3,5 см, с харак-терными ребрами на плодиках, по которым их легко отличить от других видов.

Береза бородавчатая. Плод — продолговато-эллиптический, кры-латый орешек.
   У айланта высочайшего – крылатки.
  Некоторые плоды не имеют яркой окраски, но их не заметить нельзя. Например, плоды маклюры. Они всегда привлекают к себе внимание. Или плоды держи дерева, их необычная форма просто завораживает. 
  Очень выразительно смотрятся ярко-красные ягоды падуба на фоне пёстрой или наоборот тёмной листвы. Оранжевые и красные плоды пираканты в сочетании с синими плодами магонии падуболистной выглядят очень эффектно. Или например плоды земляничника дополняют общий стиль растения. Часто можно заметить, что на многих хвойных растениях плоды окрашены в яркие цвета. Это непременно привлекает внимание созерцателей, так как вечнозелёные растения в этот момент преображаются.  Например, только образовавшиеся шишки на пихте бывают красного и фиолетового оттенков, на некоторых видах сосны красные (picea abies ‘acrocona’, picea abies ‘pusch’, голубые плоды - на можжевельнике казацком, красные – на тисе ягодном.
   Ещё один аспект размещения тех или иных растений - это пригодность плодов в пищу для человека или птиц. Например, декоративные сорта плодовых деревьев. Прогуливаясь по парку люди, не будут против сорвать вишенку или черешенку, кизил или крыжовник, дикую яблоню или грушу, орех грецкий или фундук, малину или смородину, тёрн или сливу. Люди могут собирать плоды рябины, барбариса, облипихи, калины, актинидии, винограда,  шиповника, айвы, миндаля, инжира, абрикоса, ежевики.
   А если говорить о птицах, то они нуждаются в кормовой базе зимой. Это тоже надо предусмотреть, что бы они не покинули места обитания, что в свою очередь приведёт к увеличению количества насекомых - вредителей. Следует повсеместно размещать растения для питания птиц их плодами. Безусловно, все мы любим, наслаждаться щебетанием птиц!
Нельзя размещать растения, в композициях не учитывая декоративности плодов. Декоративность плодов растений как средство дендропроектирования очень важно. Эта мелочь может испортить впечатление от композиции или наоборот дополнить её, усилить содержание, расставить акценты.

 

2. Кипарисовый физиономический тип.
Семейство КИПАРИСОВЫЕ (Cupressaceae) Это самое большое по числу родов и третье по числу видов семейство хвойных. Сюда входит 19 родов и около 130 видов, широко распространенных как в южном, так и в северном полушарии. Из 19 родов кипарисовых только три заключают в себе по многу видов (от 15 до 55) — кипарис, каллитрис и можжевельник. Общее число видов в этих трех родах — около 90 (почти 70% всех кипарисовых). Остальные 16 родов являются либо монотипными (содержат по одному виду), либо олиготипными (содержат немногие виды).
 Кипарисовые — вечнозеленые кустарники и деревья. Деревья чаще средних размеров и низкорослые, но некоторые очень высокие, до 40, даже до 70 м высотой, со стволом, достигающим иногда у старых могу-чих экземпляров 6 м в диаметре. Среди кустарниковых кипарисовых встречаются и стелющиеся, прижатые к земле, например дальневосточ-ная микробиота. Трахеиды кипарисовых в большинстве случаев имеют однорядную поровость. Древесинная паренхима у многих видов обиль-ная, но у некоторых она отсутствует совершенно. Лучи большей частью однорядные, а лучевые трахеиды в большинстве случаев имеются, но обычно трудно различимы. Смоляные каналы отсутствуют, но имеются многочисленные смоляные клетки — идиобласты. В целом по анатомическому строению древесины кипарисовые во многом сходны с таксодиевыми. Листья чешуевидные или игловидные, мелкие, расположены супротивно, перекрестно-парно или в мутовках по три, редко по четыре. У многих кипарисовых листья диморфные: ювенильные — линейные или игловидные, нередко мягкие, более крупные, чем взрослые, и лучше развитые; листья, образующиеся позднее (у взрослых растений), часто мелкие, чешуевидные, налегающие друг на друга, низбегающие. В листе имеется один проводящий пучок, под которым обычно проходит смоляной канал.
Семейство кипарисовых делят на 2 подсемейства и 6 триб. Подсемейство каллитрисовых (Callitroideae) содержит 12 родов, которые распространены, за исключением тетраклиниса и калоцодруса, в южном полушарии. Подсемейство кипарисовых (Cupressoideae) состоит из 7 родов, обитающих в северном полушарии.
В подсемейство каллитрисовых входят 3 трибы. Триба каллитрисовые (Callitieae) характеризуется округлыми или гранеными побегами и шиш-ками, состоящими из 6—8 (редко 9) чешуи, собранных в мутовки по 4 или 3. Она объединяет роды каллитрис (Callitris, 16—20 видов), неокал-литропсис (Neocallitropsis, 1 вид), акти-ностробус (Actinostrobus, 3 вида) и фииройю (Fitzroya, 1 вид). Триба либоцедрусовые (Libocedreae) состо-ит из 7 родов: виддрингтония (Widdringtonia, 5 видов), дизельма (Diselma, 1 вид), пилъгеродендрон (Pilgerodendron, 1 вид), либоцедрус (Libocedrus, 5 видов), австроцедрус (Austrocedrus, 1 вид), калоцедрус (Calocedrus, 3 вида), папуацедрус (Papuacedrus, 3 вида). Они характеризуются нечленистыми, плоскими (реже гранеными) побегами и шишками, состоящими из 4 (реже 6) чешуи, расположенных попарно-супротивно. Триба тетраклинисовые (Tetraclineae) состоит из одного рода тетраклинис (Tetraclinis, 1 вид), у которого побеги членистые и плоские, а шишки — из 4 чешуи.
Подсемейство кипарисовые (Cupressoideae) включает в себя 3 трибы. Триба собственно кипарисовые (Cupresseae) объединяет 3 рода: кипарис (Cupressus, 15—20 видов), кипарисовик (Chamaecyparis, 7 видов), фокиения (Fokienia, 1 — 2 вида), отличающиеся от наиболее им близких можжевелышков деревянистыми свободными чешуями. Триба туевиковые (Thujopsideae) также состоит из трех родов: туи (Thuja, 6 видов), туевика (Thujopsis, 1 вид), микробиоты Microbiota, 1 вид), обладающих плоскими побегами и шишками с плоскими чере-питчато налегающими друг на друга чешуями. Триба можжевелъниковые (Junipereae) состоит из одного рода можжевельник (Juniperus, около о видов), у представителей которого зрелые шишки мглистые. Можжевельник — самый большой род семейства.
Триба каллитрисовые (Callitreae) К ним относятся субтропические и тропические деревья или кустарники. В аридных областях Австралии, где обитает большая часть видов этого рода, они произрастают на плоскогорьях и равнинах, на прибрежных холмах и по берегам рек, поднимаясь в горы до 1500 м над уровнем моря. Одни виды каллитриса образуют чистые насаждения, другие растут совместно с ксерофильными эвкалиптами и акациями. Несколько видов встречаются в дождевых лесах. Ряд каллитрисов культивируют как декоративные растения. На Черноморском побережье Кавказа в ботанических садах встречается каллитрис продолговатый (С. oblonga), родом из Тасмании. Это невысокое дерево здесь растет хорошо, но в холодные зимы повреждается морозом. В Юго-Западной Австралии, на прибрежных засоленных песчаных равнинах обитают 3 (по другим сведениям — 2) вида рода актиностробус (Actinostrobus). Актиностробусы — неприхотливые, сильно ветвистые кустарники с мелкими жесткими чешуевидными листьями. Они легко выносят и многомесячную иссушающую жару, и жестокие пыльные бури, и внезапные бурные ливни, сопровождающиеся наводнениями. Мощные корни актиностробусов закрепляют песчаную почву побережий, сохраняя ее от размывов и выдувания.
Триба либоцедрусовые (Libocedreae) Род виддрингтония (Widdringtonia) состоит из 5 видов, распространенных во влажных гор-ных лесах Южной и Юго-Восточной Африки. Виддрингтонии — однодом-ные деревья или кустарники с густыми пышными кронами из восходящих ветвей. Листья этих растений мелкие, чешуевидные, на удлиненных побегах. Шишки яйцевидные или шаровидные, деревянистые, скученные по нескольку на утолщенных боковых побегах, при созревании широкостворчато раскрывающиеся. Семена яйцевидные, с двумя кожистыми крыльями. Прочная ароматная прямослойная древесина виддрингтоний, устойчивая против сырости и повреждений насекомыми, легко поддается обработке, ее часто используют в качестве строительного материала и в мебельном производстве. Из чешуи шишек получают ароматическую смолу, применяемую в медицине. В культуре виды виддрингтоний рас-пространены мало, хотя все они декоративны. В бывшем СССР на Черноморском побережье Кавказа (в Сухуми) были интродуцированы виддрингтония Уайта и виддрингтония Шварца (W. schwarzii), но обе вымерзли в одну из холодных зим, когда температура воздуха упала до —9 °С. Род либоцедрус, или «речной кедр» (Libocedrus), представлен пятью видами, распространенными в Новой Каледонии (три вида низких деревьев и кустарников) и в Новой Зеландии. До середины XIX в. Новая Зеландия была почти сплошь покрыта густыми лесами, но в настоящее время большая их часть вырублена. В этих лесах в качестве сопутствующих пород встречаются два вида либоцедруса — оперенный (L. plumosa) и Бидвилла (L. bibwillii). Это довольно крупные деревья с тонкой корой и плоскими ветвями, покрытыми чешуевидными листьями. Их прочная, красновато-коричневая, очень ароматная древесина, легко поддающаяся обработке, используется в мебельном производстве. Род калоцедрус (Calocedrus) объединяет 3 вида, один из которых распространен на Тихоокеанском побережье Северной Америки, а два других — в субтропических районах Восточной Азии. Калоцедрусы — вечнозеленые однодомные деревья с плоскими, разветвленными побегами, покрытыми мелкими чешуевидными перекрестнопарными листьями.
Триба тетраклиписовые (Tetraclineae) К этой трибе принадлежит род тетраклинис (Tetraclinis) с одним видом.
Триба кипарисовые (Cupresseae) Наиболее крупный род трибы — кипарис (Cupressus). Представители его — однодомные, вечнозеленые деревья с пирамидальной или раскидистой кроной, реже кустарники. Ветви многократно разветвленные, листья мелкие, у молодых растений игловидные, у взрослых -чешуевидные, накрест расположенные, плотно прижатые к побегу. Микростробилы на концах побегов одиночные, мелкие, с 2—6 микроспорангиями на нижней стороне чешуи. В шишках на концах коротких побегов многочисленные семяпочки расположены у основания накрест супротивных чешуи. Зрелые шишки деревянистые, почти шаровидные, с многочисленными плоскими, более или менее крылатыми семенами. Род кипарис объединяет 15—20 видов, распространенных в Средиземноморье, в Сахаре, Гималаях, на юге Китая и в Америке от Гватемалы до Орегона. Именно в Орегоне, северо-восточнее Медфорда, на высоте 1200 м обнаружен самый северный (42°42' с. ш.) естественный форпост кипариса, почти чистый изолированный лесок из кипариса Вейкера (С. Bakeri). В этих условиях деревья вырастают в высоту до 22 м при диаметре ствола около полуметра. В России на побережье Черного моря и в некоторых парках степной Украины можно встретить высокие деревья с конусовидной кроной и поникающими плоскими побегами, принадлежащие к роду кипарисовик (Chamaecyparis). Это вечно-зеленые однодомные растения с мелкими шаровидными шишками из 6—12 щитковидных чешуи и крылатыми семенами. К роду относится семь видов, распространенных вдоль Тихоокеанского и Атлантического побережий Северной Америки, в Японии, Китае и на острове Тайвань. К этому виду близки «кедр Аляски» — кипарисовик нутканский (С. rmotkatensis), произрастающий от Аляски до Орегона, и «белый кедр» — кипарисовик туевидный (С. thyoides), обитающий на Атлантическом побережье Северной Америки. В Восточной Азии распространены 4 вида кипарисовика. В горных районах Центрального Китая встречается кипарисовик траурный (С. funebris). Он вырастает до 20 м, имеет конечные плоские, поникающие побеги, придающие кроне плакучий характер. Этот вид разводят на его родине и в Восточных Гималаях, главным образом возле храмов и монастырей. В горах острова Тайвань кипарисовик фор-мозский (С. formosensis), отдельные деревья которого достигают высоты 65 м и диаметра ствола 6,5 м.
Триба туевиковые (Thujopsideae) Род туя (Thuja) представлен одно-домными деревьями или кустарниками. У молодых особей листья иголь-чатые, колючие, торчащие. Они постепенно опадают, заменяясь чешуе-видными супротивно накрест лежащими листьями, которые расположены на ветвях в одной плоскости. Поэтому молодые растения могут иметь листья обоих типов — и игольчатые, и чешуйчатые. У взрослых растений игольчатых листьев не встречается. Микростробилы пазушные, мелкие, шаровидные, длиной до 15 мм, состоящие из 4—6 микроспорофиллов с четырьмя микроспорангиями в каждом. Они развиваются на верхушках неодревесневших боковых побегов. Шишки на концах побегов яйцевидно-продолговатые, их чешуи кожисто-деревянистые. В условиях южных районов европейской части России шишки созревают в год опыления в сентябре-октябре. К роду относятся 6 видов, объединенных в два подрода. Подрод туя (Thuja) насчитывает 5 видов, из которых 2 — североамериканские, а 3 — уроженцы Юго-Восточной Азии. Подрод платикладус (Platycladus), представленный одним видом — туей восточной (T. orientalis), иногда недостаточно обоснованно выделяется в отдельный род биота (Biota). К микробиоте (Microbiota) — единственному в России эндемичному роду хвойных — относится только один вид — микробиота перекрестнопарная. К туе близок также род туевик (Thujopsis). В роде один вид — туевик доло-товидный.
Триба можжевельниковые (Junipereae) Род можжевельник (Juniperus), как правило, представлен небольшими вечнозелеными де-ревьями (высотой до 10—12 м, реже до 20— 30 м) или кустарниками, иногда стелющимися. Для рода характерно, что листья у всех молодых растении игловидные, а у взрослых особей разных видов могут быть или игловидными, или чешуйчатыми. Игловидные листья колючие, линейно-ланцетные, с низбегающим основанием, отстоящие. Чешуйчатые листья мелкие, прижатые к побегам, попарно супротивные или, реже, в трехчленных мутовках. Род можжевельник разделяют на три подрода. Подроды кариоцедрус (Caryocedrus, 1 вид) и собственно можжевельник (Juniperus, более 14 видов) обладают игловидными отстоящими листьями, мясистыми шишками, содержащими по три семени. Семена у видов второго подрода не сросшиеся. У видов третьего подрода — сабина (Sabina, около 40 видов), иногда выделяемого в особый род, листья все или частично чешуевидные, прижатые к побегу, мясистые, шишки с 1—6 (до 12) семенами. Единственный вид подрода кариоцедрус — можжевельник косточковый. В подрод можжевельник входят можжевельники обыкновенный (J. comrnunis), красный (J. oxycedrus), прибрежный (J. conferta), твердый (J. rigida) и др. К подроду сабина относятся, в частности, можжевелъники высокий (J. excelsa), казацкий (J. sabina), ложнока-зацкий (J. pseudosabina), Валлиха (J. wallichiana) и вирджинский (J. virginiana). Все виды внутри каждого из подродов довольно близки меж-ду собой как по морфологическим признакам, так и по их биологии и экологии. Можжевельники — двудомные, реже однодомные растения. Их микроспорофиллы собраны в мелкие овальные микростробилы, которые закладываются в предыдущий перед опылением год в пазухах листьев на прошлогодних побегах или на концах боковых веточек. На своей верхней части микроспорофиллы несут по 2—6 продолговатых микроспорангиев. В таком состоянии микростробилы зимуют. С наступлением весны микроспорангии созревают и в один из теплых солнечных дней открываются, рассеивая по ветру облачка легчайшей пыльцы. Мегастробилы закладываются осенью на пазушных укороченных побегах. В это время они так малы, что почти неотличимы от вегетативных почек. Следующей весной мегастробилы развиваются очень быстро. Они состоят из 3—8 перекрестно или в мутовках по три расположенных чешуи, над которыми возвышаются 1—3 бутылковидных семяпочки с микроскопическим отверстием наверху. В период опыления из этого отверстия выступает капелька клейкой жидкости, которая не только удерживает пыльцу на семяпочке, но и увлажняет ее, что способствует развитию пыльцевой трубки. После оплодотворения семязачатков чешуи мегаспорофиллов быстро разрастаются, становятся мясистыми, затем срастаются между собой, образуя сочную шишку (главный отличительный признак можже-вельников). Шишка имеет шаровидную или несколько удлиненную фор-му и в зрелом состоянии выглядит как ягодоподобное образование, ко-торое в обиходе называют шишкоягодой или даже можжевеловой яго-дой. Шишки можжевельников созревают либо в первый год, либо на второй или даже на третий год после опыления. Уже к концу первого года шишки достигают своих окончательных размеров, но все еще остаются зелеными. К концу лета второго года они становятся мягкими, сине-черными или темно-бордовыми с сизоватым восковым налетом. Обычно на одной и той же особи можжевельника зеленые шишки первого года соседствуют со зрелыми двулетними. В зависимости от вида можжевельника в шишке может быть от 1 до 12 семян. Созревание семян заканчивается к осени второго года. Зрелые семена коричневые, твердые, легко отделяющиеся от смолистой мякоти шишки. Осыпание созревших шишек начинается с конца лета и продолжается до глубокой осени. Пока семена не освободятся от мякоти шишек, они не прорастают, но длительное время остаются жизнеспособными. Наилучший урожай шишек с большим процентом доброкачественных семян получается со средневозрастных деревьев. Массовое образование шишек устанавливается примерно к столетнему возрасту. Основными агентами расселения можжевельников являются различные виды животных. За их сладкими сочными питательными шишками охотятся и пернатые, и четвероногие обитатели можже-веловых редколесий. Это постоянный и любимый корм многих птиц, особенно в голодное зимнее время. Семена можжевельников покрыты прочной и крепкой оболочкой, надежно защищающей зародыш внутри семени. Проглоченное птицей или зверем семя беспрепятственно проходит сквозь их пищеварительный тракт, оставаясь неповрежденным, способным к прорастанию. Молодые игловидные листья можжевельников сохраняются на растении до 8—10 лет. Позже они сменяются более короткими, но такими же игловидными листьями. У взрослых особей можжевельников из подрода можжевельник листья на всю жизнь так и остаются игловидными.
Древовидные можжевельники (высотой до 10—15 м), большинство которых относится к подроду сабина, образуют светлые леса, являющиеся характерным типом растительности в Средиземноморье, Передней и Центральной Азии и в засушливых областях юга Северной Америки и Мексики. На территории бывшего СССР можжевельники широко распространены в равнинных частях лесной зоны и лесотундры нашей страны, в особенности в горных районах Крыма, Кавказа, Средней Азии и Дальнего Востока. Из них многие виды являются хотя и низкорослыми, но настоящими деревьями, высотой от 4 до 12 м. Можжевельники светолюбивы, засухоустойчивы, морозостойки и нетребовательны к почвенным условиям. Их мощные корни, внедряясь глубоко в грунт и распластываясь под землей во все стороны на десятки метров, способны добывать воду и питательные вещества из самых бедных почв. Поэтому можжевельники произрастают на засоленных песках морских побережий (можжевельники прибрежный и твердый) и горных пустынь (можжевельник китайский — J. chinensis), на мшистых болотах среди хвойных лесов Севера (можжевельник обыкновенный) и на известковых почвах в горах. Одни виды можжевельников занимают горные склоны от их подножия до самых вершин, взбираясь на высоту до 4000 м над уровнем моря; другие легко переносят суровые зимы среди полярных снегов в арктической зоне. Многие можжевельники являются характерными обитателями каменистых склонов и скал. Некоторые теплолюбивые можжевельники, например можжевельник высокий, можжевельник тиссолистный (J. taxifolia), произрастают у верхней границы листопадных или вечнозеленых лесов. Можжевельник высокий широко распространен от восточной части Средиземноморья, Закавказья и Средней Азии до Пакистана. К наиболее заметным биологическим особенностям всех можжевельников, кроме их ярко выраженного светолюбия и поверхностного залегания боковых корней, относится также крайне медленный рост даже в оптимальных условиях существования. Можжевельники вообще отличаются долголетием. Очень часто в горах можно встретить «почтенных старцев» с толстыми перекрученными стволами и уродливо изогнутыми ветвями — деревья в возрасте 800 и даже 1000 лет, которые до сих пор дают прирост и множество шишек с доброкачественными семенами. В зоне широколиственных лесов можжевельники занимают свободные от конкурентов участки и образуют самостоятельные насаждения там, где эти конкуренты произрастать не могут. Такими участками оказываются скалистые или крутые склоны с бедными почвами, малопригодные для широколиственных деревьев. Мощные разветвленные корни можжевельников внедряются в расщелины скал, удерживая растения даже на отвесных скалах. Поскольку надземная часть любого можжевельника растет значительно медленнее, чем корневая система, такая особь может расти в полувисячем состоянии столетиями, накрепко привязанная ушедшими в глубь скалы корнями.
Многие можжевельники являются типичными горными растениями. На территории бывшего СССР максимальное число видов этого рода произ-растает в Средней Азии. Здесь можжевельники имеют местное название «арча», а их насаждения называют арчовниками. В Казахстане, на юге Сибири, на Украине и в Ростовской области употребляются варианты тюркского слова «арча»: артыш, арша, арца (от перс, arsa — можже-вельник). Для среднеазиатских можжевельников основным фактором, ограничивающим их распространение, является не низкая температура воздуха и почвы высокогорий, которую они выдерживают без вреда для себя, а отсутствие достаточного количества влаги в почве. Наиболее широким диапазоном устойчивости к неблагоприятным условиям существования обладают можжевелъники туркестанский (J. turkestanica), полушаровидный (J. semiglobosa), зеравшанский (J. seravschanica) и туркменский (,Т. turcomanica). Все они широко распространены в Средней Азии и могут нормально расти при температурах как +40, так и —30°С; таким образом, амплитуда колебания температур может достигать 70°. Хищническое уничтожение можжевельников, плохая охрана их насаждений и неограниченный выпас скота в них привели не только к сильному сокращению площадей можжевеловых лесов, но и к ухудшению состояния сохранившихся массивов. Поскольку в большинстве случаев естест-венное возобновление можжевельников не может полностью обеспечить восстановления и расширения площадей можжевеловых лесов, необходимы решительные и действенные меры по их охране. В горах Крыма можжевельники высокий и красный вместе с сосной образуют светлохвойные вечнозеленые леса. Здесь же, на сухих каменистых склонах, одиночно или редкими группами встречается можжевельник вонючий (J. foetidissima), обладающий чрезвычайно прочной гнилостойкой древесиной с неприятным запахом. Семенное возобновление всех трех видов, считающихся реликтовыми, весьма низкое. Поэтому крымские можжевеловые леса заслуживают не только строжайшей охраны (эти можжевельники внесены в «Красную книгу»), но и незамедлительных мер по их возобновлению, тем более, что водоохранная роль можжевельников в засушливых районах весьма значительна.
Изреженность можжевеловых насаждений для многих районов СССР объясняется не только влиянием человека, но и естественными причи-нами. Эрозия почв, интенсивный поверхностный сток вод весной, дли-тельная почвенная сухость летом и осенью, снежные лавины, горные обвалы — все эти факторы способствуют тому, что на крутых горных склонах выживают лишь редкие, наиболее сильные особи. Но даже в этих крайне неблагоприятных условиях на каменистых склонах с маломощными почвами, на осыпях и скалах развиваются можжевеловые редколесья и редины. Корневые системы особей, недалеко отстоящих друг от друга, как правило, смыкаются. У экземпляров, произрастающих в суровых условиях, высоко в горах или на бедных щебнистых почвах, главный стебель год от года все больше наклоняется, пока не полегает на землю, раскинув во все стороны разросшиеся боковые ветви. Образуется типичный стланик. К 30—40 годам жизни стланика его главный стебель совершенно теряется среди лежачих и приподнимающихся мощных боковых ветвей, длина которых намного превышает длину главного стебля. К 50—60 годам жизни различия между древовидными и стланиковыми формами можжевельников (например, можжевельника туркестанского) становятся еще более очевидными. У типичных стланиковых особей к этому времени соединение укоренившихся ветвей с главным стволом и местом укоренения нарушается (из-за омертвения отдельных участков), и ветви превращаются в самостоятельные особи. Сгнивает и главный ствол. Таким образом, на месте одного экземпляра образуется целая группа особей, называемая куртиной. Каждая такая особь живет до 90—100 лет, а иногда и более, поэтому возраст куртины измеряется несколькими столетиями. В нижней части лесного пояса гор древовидные и стланиковые формы можжевельников нередко произрастают рядом. Выше, на высоте 2300—2700 м, преобладают стланики, особенно по долинам рек или на крутых склонах. Лишь изредка встречаются здесь можжевеловые деревья, обычно с приподнимающимися, причудливо изогнутыми и перекрученными стволами, достигающими четырехметровой высоты. Такие деревья часто встречаются и близ верхней границы ельников, на высоте до 3000 м. Но с подъемом в горы выше елового леса на скалистых голых кручах могут ютиться лишь лепешковидные куртины стлаников, прижимающих свои ползучие ветви к бедной щебнистой почве и проникающих корнями в трещины и щели скалистого субстрата. Многие можжевельники, произрастающие на территории России, могут существовать только в форме стлаников. К ним относятся, в частности, подвиды или разновидности можжевельника обыкновенного. Его формы многократно описывались ботаниками и как отдельные виды. Стланики становятся господствующими там, где климатические и, вероятно, поч-венные условия не позволяют развиваться высоким деревьям. Это не просто подавленные в росте растения, а весьма своеобразная жизненная форма, образовавшаяся в суровых условиях высокогорий. Вследствие широкого распространения в горах можжевеловые леса имеют большое водоохранное, водорегулирующее и почвозащитное значение. Подсчитано, что на крутых склонах гор, в тех местах, где можжевельники встречаются лишь одиночно или мелкими группами, с 1 га ежегодно смывается 5000 м3 почвы, а в густых можжевеловых зарослях почвенной эрозии почти не наблюдается. Можжевеловые леса и редколесья непрерывно выделяют огромное количество эфирных масел, испаряющихся из листьев. Воздух над такими лесами полностью очищается от микробов. Особенно интенсивно испарение в жаркую погоду, причем эфирных масел испаряется столько, что 1 га можжевелового леса хватило бы для очистки воздуха большого города. Однако сами можжевельники сильно страдают от дыма и копоти, и это ограничивает их применение в зеленом строительстве промышленных центров. Наиболее стоек в этом отношении можжевельник обыкновенный.
Древесина можжевельников с давних времен использовалась для строительства домов и кораблей, в автомобильной и мебельной промышленности. Крепкая, мелкослойная, смолистая, эта древесина устойчива против насекомых, хорошо сопротивляется гниению. Однако в настоящее время уже нельзя говорить о серьезном значении древесины можжевельников в хозяйстве планеты. Можжевеловых лесов на земном шаре осталось так мало, что вырубать их — преступление. Сладковато-пряные ароматные шишки можжевельников находят применение в фармацевтической и пищевой промышленности. Они содержат смолы, а также до 40% Сахаров, из которых преобладают фруктоза и глюкоза. Кроме того, в шишках найдены жирные масла, органические кислоты — яблочная, муравьиная и уксусная, а также растительный воск. В семенах содержится горький глюкозид юниперин, затрудняющий использование шишек как пищевого продукта в кулинарии. Зато настои и экстракты можжевеловых шишек применяют в медицине в качестве отхаркивающего, мочегонного, дезинфицирующего, противомикробного средства. Действие этих препаратов обусловлено в основном наличием эфирных масел. Крупным потребителем можжевеловых шишек в качестве пряности является пищевая промышленность. Наибольшее количество этого пряного сырья используется в рыбной, ликеро-водочной, консервной, мясо-молочной и кондитерской отраслях. Так, для придания консервированной рыбе особого аромата и пряного вкуса на ряде наших перерабатывающих предприятий ныне используются отечественные пряности, в том числе и шишки можжевельника обыкновенного, ускоряющие созревание и размягчение засоленной сельди. Шишки можно упаривать до получения сгущенного сиропа, со-держащего 60% сахара, но обладающего специфическим вкусом. Благодаря высокой сахаристости шишки некоторых можжевельников употребляются также для варки домашнего пива. Эфирные масла содержатся не только в шишках можжевельников, но также в их хвое и молодых побегах. Они обладают сильным антисептическим действием и нашли широкое применение в ветеринарии. В медицине можжевеловое эфирное масло используется главным образом при лечении ран и как болеутоляющее средство для втираний при ревматизме. На основе этого эфирного масла изготовлено замечательное ранозаживляющее средство — арчовый бальзам. Некоторые компоненты эфирных масел можжевельников обладают ценными парфюмерными свойствами. Так, из эфирного масла можжевельника туркестанского получают вещество с тонким запахом, напоминающим аромат роз. Из коры ствола и ветвей некоторых можжевельников добывают смолу, известную под названием «немецкого сандарака», используемого для получения белого лака. Хвоя, молодые побеги и шишки можжевельников, а в особенности кора содержат дубильные вещества, пригодные для дубления кож.


АВСТРОЦЕДРУС ЧИЛИЙСКИЙ (Austrocedrus chilensis) единственный представитель рода близок к либоцедрусу. Это вечнозеленое светолюбивое дерево с широкопирамидальной кроной, плоскими ветвями из множества мелких веточек, покрытых чешуевидными диморфными листьями и шишками с четырьмя деревянистыми чешуями. Боковые листья более крупные и заостренные, а срединные намного короче их и на верхушке тупые. В Южной Америке австроцедрус обитает в областях с высокой влажностью воздуха и на влажных, хорошо дренированных глинистых и торфянистых почвах.

ВИДРИНГТОНИЯ УАЙТА (Widdringtonia whytei) крупное дерево с широко распростертой кроной и очень толстой волокнистой корой. Раньше этот вид образовывал в горах Юго-Восточной Африки обширные леса, ныне они большей частью вырублены или уничтожены пожарами.


КАЛЛИТРИС МАКЛЕЯ (Callitris macleayana) Это гигантское дерево, самое крупное из всех каллитрисов, достигает в высоту 50 м. У него конусовидная крона и волокнистая кора. На родине это дерево более всего ценится из-за своей твердой, прямослойной, душистой древесины, широко используется для различных поделок и как строительный материал (сооружение домов, мебельное производство). В Австралии виды каллитриса являются одними из наиболее полезных хвойных. Древесина каллитриса Маклея особенно ценна своей высокой устойчивостью к повреждению термитами, столь многочисленными в Австралии. Это качество древесины обусловлено наличием в ней фенолов, смол, эфирных масел и дубильных веществ. Из коры многих каллитрисов добывают дубильные вещества, а из листьев и молодых побегов — эфирные масла.
КАЛОЦЕДРУС КРУПНОЧЕШУЙЧАТЫЙ (Calocedrus macrolepis) или китайский, высокие (до 30 м высотой) деревья с ширококонической или пирамидальной кроной и светлой чешуевидной корой. Распространен на юге Китая и в пограничных с ним странах, в составе вечнозеленых горных лесов. Древесина, устойчивая к гниению и обладающая прекрасными механическими свойствами, считается лучшим материалом для мебельного производства и у себя на родине широко используется.
КАЛОЦЕДРУС НИЗБЕГАЮЩИЙ (Calocedrus decurrens) или «кали-форнийский кедр»,— крупное дерево с узкопирамидальной кроной, ко-торая у старых свободно растущих деревьев может превратиться в широкопирамидальную или шаровидную. В сомкнутых насаждениях ствол высоко очищается от сучьев. Дерево доживает до 600—700 лет. В прежнем СССР калоцедрус низбегающий был интродуцирован более ста лет назад. Ныне хорошо растет в приморских районах Кавказа (на Черноморском побережье). Это вечнозеленое дерево очень декоративно в парковых посадках в виде небольших групп. Поскольку микростробилы у калоцедруса закладываются осенью, от их обилия вся крона приобретает в зимнее время золотистый оттенок. Взрослые особи калоцедруса низбегающего ежегодно дают шишки с семенами, созревающими той же осенью, через несколько месяцев после опыления. Семена в теплые зимы могут прорастать под деревом уже в январе. В сухую летнюю пору проростки этого растения почти все гиб-нут, заглушенные травами, не достигнув даже однолетнего возраста. Однако при достаточной влажности и отсутствии затенения уже в первый год жизни они развивают крепкую корневую систему и стебель высотой до 12 см. В таком состоянии сеянцы вполне жизнеспособны. Плотная красноватая древесина калоцедруса низбегающего устойчива против гниения, имеет прекрасные механические свойства и в местах естественного произрастания чрезвычайно ценится как строительный материал, в частности для подводных сооружений.
КИПАРИС ВЕЧНОЗЕЛЁНЫЙ ГОРИЗОНТАЛЬНЫЙ (Cupressus sempervirens) Родина его — Северный Иран, Малая Азия, острова Эгейского моря, Крит и Кипр. Как предполагают ботаники, кипарис вечнозеленый был завезен на Крымский полуостров греческими поселенцами еще в античную эпоху. Новая интродукция этого кипариса в Крыму была осуществлена около 200 лет назад. Обычная высота деревьев кипариса вечнозеленого — 25—30 м, некоторые старые особи могут достигать 45 м. Ветви первого порядка отходят от ствола вверх под острым углом и почти прижаты к нему. Облиственные мелкие веточки расположены в одной плоскости. Чешуевидные листья прижаты к веточкам или чуть отогнуты. Они могут быть темно- и светло-зелеными, иногда с синеватым оттенком. Шишки крупные (длиной до 3 см), неправильные или шаровидные, чуть приплюснутые у основания, серые или серовато-коричневые, блестящие. В шишке от 8 до 12 чешуи с плоской, бугорчатой или выпуклой поверхностью и с обязательным шипиком. В Крыму насчитывают несколько форм кипариса вечнозеленого, отличающихся между собой в основном формой кроны. У себя на родине и отчасти в странах, где он культивируется, кипарис вечнозеленый используют как источник строительного материала. Его плотная душистая древесина со светло-желтой заболонью и красновато-бурым ядром отличается стойкостью против древоточцев, легко обрабатывается и полируется. Употребляют ее для изготовления мебели, токарных и резных изделий, применяют для подземных и подводных сооружений.
В культуре наиболее известен пирамидальный кипарис, разновидность кипариса вечнозеленого (С. sempervireris var. sempervirens). Это высо-кое стройное дерево с плотно прижатыми к стволу темно-зелеными вет-вями среди большого разнообразия орнаментальных древесных расте-ний, применяемых у нас в культуре, является одним из самых распро-страненных. Он составляет неотъемлемую принадлежность всего нашего южного приморского пейзажа. В России и бывших советских республиках, особенно часто этот кипарис встречается в Крыму и на Кавказе, являясь излюбленным деревом садов и парков. Заметим, однако, что это — культурная, выведенная человеком разновидность.
КИПАРИС АРИЗОНСКИЙ (Cupressus arizonica) распространен в южных районах США и в Мексике. Различают 5 географически изолированных разновидностей этого кипариса, рассматриваемых некоторыми ботаниками как отдельные виды. Кипарис аризонский достигает 20-метровой высоты, успешно разводится в Европе; в Крыму, на Черноморском побережье Кавказа и в Средней Азии.
КИПАРИС КАШМИРСКИЙ (Cupressus corneyana) считается наиболее изящным видом кипариса. Дерево средней величины с узкопирамидаль-ной кроной, образованной приподнятыми основными ветвями и длинны-ми, тонкими, поникающими молодыми побегами, придающими дереву совершенно необычный вид. Кажется, что на его крону накинуты ажурные, сизовато-зеленые, свисающие занавеси. Под жарким солнцем его листья приобретают интенсивную сизую окраску. В конце XIX в. это оригинальное растение было завезено на Черноморское побережье Кавказа. Здесь наиболее благоприятны для него условия прибрежных районов Абхазии, где он быстро растет, достигая к семидесятилетнему возрасту высоты 20—25 м при диаметре ствола 50—70 см.

КИПАРИС МЕКСИКАНСКИЙ (Cupressus lusitanica) родственный кипарису аризонскому. Его родина — горные леса Мексики и Гватемалы. Это крупное дерево, достигающее высоты 30 м, с густой, широкой, пирамидально-конусовидной кроной и красновато-коричневой, продольно-трещиноватой корой. У свободно растущих экземпляров ветви кроны отходят почти от основания ствола. Кипарис мексиканский был интродуцирован в Португалию из Центральной Америки более трех столетий назад. Благодаря своим декоративным качествам он широко распространился вначале по Европе, а затем проник практически на все континенты. Простительна поэтому ошибка знаменитого английского садовода и ботаника Филиппа Миллера, который, описывая в 1768 г. это растение по образцу из Португалии, дал ему научное имя Cupressus lusitanica (Лузитания — античное название Португалии). Правда, Миллер не считал это растение исконно португальским, а был уверен, что оно попало в Португалию из Гоа (Индия). В середине XIX в. кипарис мексиканский был введен в культуру и в России, на Южном берегу Крыма, откуда он распространился в другие районы страны. В настоящее время на Кавказе это самый распространенный вид кипариса. Потребность этого растения во влаге значительно выше, чем у кипариса вечнозеленого. Уже в раннем возрасте дерево развивает широкую крону, низко нави-сающую над землей.
КИПАРИСОВИК ЛОСОНА (Chamaecyparis lawsoniana) в диком со-стоянии произрастает в Орегоне и Калифорнии. Это одно из наиболее высоких деревьев среди кипарисовых. Отдельные его экземпляры на родине достигают высоты около 70 м при диаметре ствола до 5 м. Ствол кипарисовика Лосона утолщен при основании и очищен от ветвей до высоты 45 м и более. Кора старых особей толстая, красновато-коричневая, трещиноватая. Крупные деревья часто живут до 500 лет и дольше. Кипарисовик Лосона широко разводится в садах и парках стран с умеренно теплым климатом. В настоящее время известно около 200 его садовых форм. В Северной Америке чрезвычайно ценится крепкая, прочная, довольно легкая древесина кипарисовика. Ее употребляют в кораблестроении, самолетостроении и для изготовления паркета.
МИКРОБИОТА ПЕРЕКРЁСТНОПАРНАЯ (Microbiota decussata) Это растение было открыто в 1921 г. ботаником И. К. Шишкиным, а в 1923 г. описано знаменитым русским ученым В. Л. Комаровым как новый род и вид. Микробиота является эндемиком Сихотэ-Алиня, обитая главным образом на его южных хребтах и преимущественно на южных склонах, где каменистые россыпи почти сплошь покрыты ее плотными иногда непроходимыми зарослями. Распростертые стелющиеся или приподнимающиеся ветви микробиоты достигают длины 2 м и более. Молодые побеги слегка сплюснуты. Листья на стерильных побегах овально-остроконечные, черепитчато расположенные, со светлой же-лезкой на нижней стороне. На репродуктивных побегах, первое поколение которых наблюдается на десятый год жизни растения, листья желтоватые. Зимой, с наступлением низких температур, многие листья буреют. Микростробилы на концах побегов овальные, бледно-желтые. Зрелые шишки на коротких побегах мелкие, шаровидные или яйцевидные, односемянные. Семена эллиптические, бескрылые, бурые, блестящие. Микробиота морозостойка, произрастает на продуваемых сильными ветрами склонах с хорошо дренированными щебнистыми или рыхлыми почвами. Даже временного пересыхания грунта это растение совершенно не выносит. Впрочем, строение стланиковых кустарников микробиоты таково, что создается многослойное покрытие из живых и отмерших ветвей, поэтому испарение очень замедленно и почва, покрытая распростертым над ней кустарником, постоянно находится в переувлажненном состоянии. Произрастая преимущественно выше границы высокогорных хвойных лесов, в поясе кедрового стланика (Pinus pumila), микробиота часто образует с ним особое сообщество. Растет также на опушках лиственных и смешанных лесов, под прикрытием легкой тени деревьев. По узким ручьевым долинам это растение спускается вниз, образуя самые нижние заросли на высоте 550—600 м над уровнем моря. Обычно микробиота предпочитает высоту 700— 1000 м, забираясь вверх по горам до высоты 1550 м, где расстилается по каменистым россыпям или прижимается к гранитным скалам. Здесь почвенный покров по существу отсутствует. В расщелинах скал накапливается лишь небольшое количество гумуса, достаточного, впрочем, для прорастания семян микробиоты и укорене-ния проростков. Ниже стелющиеся по склонам побеги микробиоты образуют густейший зеленый ковер, который почти нацело скрывает находящиеся под ним камни, препятствуя возникновению оползней и камнепадов. То тут, то там над этим ковром виднеются одинокие и плохо развитые небольшие деревья — ольха, ель, пихта, береза и клен. В самом же стланиковом ковре вместе с микробиотой произрастают рододендроны, мелкая рябина, багульник и другие низкие кустарники.
Если условия произрастания достаточно благоприятны, взрослая особь ежегодно образует много всхожих семян (это растение размножается в основном семенами). Высыпание семян из шишек происходит очень бы-стро вслед за их созреванием. Подроста в зарослях микробиоты, как правило, немного. Молодые растения заметно отличаются от взрослых тем, что несут только игольчатые листья, а чешуйчатых у них нет. Микробиота растет очень медленно. Годовой прирост конечных побегов у взрослых особей может достигать 5—7 см, но чаще он еще меньше. Доживает растение до 80— 100 лет. Микробиота серьезно страдает от пожаров. Этот распластанный по земле кустарник, живые ветви которого содержат горючие смолистые вещества, со множеством сухих отмерших ветвей способен мгновенно вспыхивать. В любое время года малейший огонек, оброненный в зарослях микробиоты, превращает их в пылающий костер. Следы таких опустошительных пожаров в виде множества выбеленных солнцем мертвых стволиков микробиоты видны на большинстве горных вершин Южного Сихотэ-Алиия. Пожары в зарослях этого уникального растения происходят, видимо, не столько от молний, сколько по вине посетителей этих мест. На гарях микробиота дает очень дружные всходы. Поэтому по прошествии многих лет вместо сгоревших когда-то зарослей поднимаются новые. В культуре микробиота почти не встречается. Лишь в нескольких местах нашей страны можно посмотреть на это интересное растение, выращенное человеком: в лесном питомнике Хабаровска, в Ташкентском ботаническом саду, в саду Ботанического института в Ленинграде, а также в Москве и Киеве.
МОЖЖЕВЕЛЬНИК КОСТОЧКОВЫЙ (Juniperus drupacea) Этот вид еще в 1857 г. был выделен австрийским ботаником Ф. Антуаном в качестве отдельного рода арцеутос (Arceuthos). До сих пор среди ботаников нет единого мнения о том, является ли данное растение самостоятельным родом или нет. Это двудомное дерево высотой до 10—12, иногда до 18 м, с неправильной пирамидальной кроной, образованной простертыми ветвями, произрастает в Южной Греции, в горах Малой Азии, Сирии и Палестины. Женские экземпляры можжевельника косточкового с развивающимися на них крупными темно-синими шишками на фоне густой зеленой хвои особенно красивы. Сочная мясистая мякоть шишек очень сладкая и пригодна для изготовления мармелада.
МОЖЖЕВЕЛЬНИК ТВЁРДЫЙ (Juniperus rigida) произрастающий в Японии, Корее, в Восточном Китае и в России на юге Приморского края. Его относят реликтовым растениям. Это редчайшее ксерофитное растение флоры Приморья. Здесь можжевельник твердый изредка встречается на скальных, преимущественно известковых обнажениях, а также растет на песках по побережью Японского моря. Как правило, он произрастает единичными экземплярами или небольшими группами и почти везде находится в неблагополучном состоянии. На известковых скалах можжевельник большей частью сухостойный, почти не образует шишек и не возобновляется. На прибрежных песках этот можжевельник образует плотные куртины из нескольких десятков стелющихся растений высотой 30—40 см и длинными распластанными по земле двухметровыми ветвями. В нескольких десятках метров от черты прибоя это растение под защитой деревьев и кустарников достигает высоты 2 м, но шишек не развивает. Лишь в наиболее благоприятных условиях у отдельных экземпляров вызревают шишки с жизнеспособными семенами. Вегетативное размножение большинства особей можжевельника твердого также ослаблено. Этот вид по рекомендации «Красной книги» подлежит полной охране.
ДИЗЕЛЬМА АРЧЕРА (Diselma archeri) Это невысокий кустарник с мелкими, чешуевидными плотно прижатыми к ветвям листьями обитает на западном побережье Тасмании, где живописными группами покрывает горные склоны или растет в подлеске влажных лесов на высоте 900— 1200 м над уровнем моря. Единственный представитель рода.
НЕОКАЛЛИТРОПСИС АРАУКАРИЕВИДНЫЙ (Neocallitropsis araucarioides) можно встретить только на острове Новая Каледония во влажных хвойных лесах. Это невысокое дерево с серой твердой корой и конусовидной кроной. Единственный представитель рода. Тонкие ветви неокаллитропсиса, похожие на побеги араукарии, несут мелкие жесткие изогнутые чешуевидные листья, расположенные восемью правильными рядами.
ПАПУАЦЕДРУС АРФАКСКИЙ (Papuacedrus arfacensis) высокое стройное дерево с раскидистой кроной и красноватой чешуевидной ко-рой — можно встретить высоко в горах в экваториальных лесах Новой Гвинеи. Он поднимается до верхней границы леса, отдельные экземпляры местами растут на высоте до 3800 м. Другой вид — папуацедрус папуасский (Р. раpuana) — найден на Молуккских островах, также в горных лесах.
ПИЛЬГЕРОДЕНДРОН ЯГОДНОНОСНЫЙ (Pilgerodendron uviferum) единственный представитель рода. Пильгеродендрон произрастает в Чили на западных склонах Анд, а также на острове Чилоэ. Это либо крупные (высотой до 25 м), либо совсем небольшие деревья, а в южной части ареала — низкие кустарники. У деревьев пирамидальная крона и темно-красно-коричневая кора. Листья пильгеродендрона мелкие, чешуевидные. Побеги благодаря четырехрядному расположению листьев четырехгранные. Шишки яйцевидные, длиной 8—12 мм, состоят из четырех деревянистых чешуи, при созревании створчато расходящихся. Высокоустойчивая к гниению смолистая древесина пильгеродендрона на родине ценится как материал для балок, в кораблестроении, в мебельном производстве.
ТЕТРАКЛИНИС ЧЛЕНИСТЫЙ (Tetraclinis articulata) невысокое дерево с рыхлой зонтиковидной кроной, обитает в Африке, в Испании и па острове Мальта. В африканской части ареала на юге (Высокий Атлас) тетраклинис предпочитает сухие склоны в среднем поясе гор, а на востоке и западе спускается почти до равнин, произрастая вместе с сосной алеппской (Pinus halepensis), фисташкой атлантической (Pistacia atlantica), дубом пробковым (Quercus sober) и другими растениями средиземноморских лесов. Тетраклинис называют также «санда-раковым деревом». Это растение является основным источником получения ценного вещества сандарака, представляющего собой мягкую смолу, которая накапливается в длинных смолоносных вместилищах коры ствола. Прозрачными желтыми каплями смола выделяется из естественных трещин или искусственных надрезов коры, собираясь в виде быстро высыхающих на воздухе натеков. Застывшая смола обладает приятным ароматом и горьким вкусом. Растворенный в спирте сандарак дает прочный бесцветный лак, ради которого это дерево и разводят. Лак широко применяют в бумажном производстве, для покрытия картин, мебели и мелких деревянных предметов, а также в медицине. На родине тетраклиниса его мягкая ароматная древесина идет на изготовление различных поделок. Особенно ценятся наплывы на стволах, дающие в разрезе красивый рисунок.
ТУЕВИК ДОЛОТОВИДНЫЙ (Thujopsis dolabrata) произрастает в густых влажных лесах Японии. Это вечнозеленое однодомное растение с пирамидальной кроной и чешуевидными листьями, с тонкой красно-вато-коричневой корой, отслаивающейся длинными узкими полосками, вырастает на родине до 30 м. Желтоватая, легкая, мягкая, прочная, душистая, легко обрабатывающаяся древесина туевика используется в кораблестроении, строительстве мостов, идет на железнодорожные шпалы. Туевик широко культивируют во многих странах Западной Европы. В пределах прежнего СССР его разводят на Черноморском побережье Кавказа, на Южном берегу Крыма и в ряде районов Азербайджана.
ТУЯ ВОСТОЧНАЯ (Thuja orientalis) (из подрода платикладус) — рас-пространенное в Китае однодомное вечнозеленое растение, достигающее высоты 15 — 18м. Сильно разветвленные кроны деревьев с длинными развесистыми ветвями достигают в поперечнике 9—11 м. Насчитывается более 60 форм туи восточной, различающихся между собой по величине, характеру кроны, строению побегов, окраске листьев и некоторым другим признакам. 25-летние деревья в Средней Азии обычно вырастают до 6 м, а более старые деревья могут достигнуть и 20 м. В районе Гиссарского хребта в горном селении близ мусульманского храма испокон веков высится гигантское дуплистое дерево туи, на котором и ныне в изобилии вызревают шишки и которому приписывают возраст 1000 лет. До сих пор не решен вопрос: имеются ли в настоящее время дикорастущие экземпляры туи восточной в Средней Азии или все они являются одичавшими культурными? Даже на своей родине в Китае туя восточная широко распространена как культурное растение и лишь изредка по горным склонам с бедными почвами, по скалистым недоступным местам можно встретить деревья, возможно, взращенные самой природой. Такие корявые приземистые особи можно встретить и в горных районах Западного Памиро-Алая, на южных склонах Гиссарского хребта, а также в Закавказье, где они произрастают по уступам скал и на каменистых россыпях. Это растение взбирается до высоты 1350 м над уровнем моря, но предпочитает горный пояс, где растут также дуб, граб и боярышник. В августе или сентябре, после окончания роста побегов, на верхушках молодых боковых веточек закладываются почки, из которых развиваются этой же осенью микро- и мегастробилы. Полностью сформировавшиеся стробилы, плотно окутанные по-кровными чешуями, не пропускающими ни сырость, ни мороз, в таком виде зимуют. Следующей весной после оплодотворения мегастробилы быстро вырастают. Небольшая часть шишек окончательно дозревает только на следующий год. На взрослых особях, как правило, много шишек, причем одни и те же ветви несут как молодые, так и старые, прошлогодние шишки. Туя восточная как декоративное растение культивируется на территории бывшего СССР с очень давних времен. Предполагают, что она была завезена в Среднюю Азию и выращивалась там еще в домусульманский период как священное дерево около святилищ, а затем мусульманами — вблизи мечетей. Такие особи, как правило, охранялись местными жителями. Однако одичавшие деревья издавна вырубались на топливо. При обследовании состояния старых особей этого вида в некоторых горных насаждениях, доступных для человека, обнаружилось, что все они носили следы частых порубок, что и является главной причиной уродливости стволов.
В настоящее время ботаники пытаются расширить районы возделывания этого оригинального хвойного растения. Его теперь нередко можно встретить в садах и парках на Украине, куда ее завезли впервые в 1809 г. Туя восточная ценна еще тем, что довольно успешно переносит неблагоприятные условия города: пыль, дым, уплотнение почвы. Вносит же это растение в город терпкий смолистый аромат своей темно-зеленой кроны, листья которой медленно, но постоянно испаряют эфирные масла, обладающие неоценимым свойством убивать болезнетворных микробов и тем самым оздоровлять воздух.

ТУЯ ГИГАНТСКАЯ (Thuja plicata) или складчатая, величайшая из туй распространена в западной части Северной Америки вдоль побережья Тихого океана. Она достигает высоты 60 м при диаметре ствола до 2,5 м. (Зарегистрированы отдельные экземпляры высотой 75 м и диаметром 6 м.) Здесь ее называют «западным красным кедром» или «гигантским деревом жизни». Крупное взрослое дерево со своей плотной кроной, нижние ветви которой свисают до самой земли, возвышается над местностью как зеленая пирамида. Листья этого растения чешуйчатые, ярко-зеленые, с беловатыми полосками на нижней стороне. Оно устойчиво против низких температур. Успешно растет на достаточно влажных низинах и склонах, по берегам рек и болот. Как весьма декоративное растение, туя гигантская была интродуцирована в Ев-ропу в середине XIX в., в нашей стране культивируется главным образом в лесостепях Украины, а также в прибрежных и среднегорных районах Кавказского побережья. Коричнево-красная, мягкая и плотная древесина туи гигантской ценится за прочность, устойчивость против гниения и легкость в обработке. Коренные жители Северной Америки с незапамятных времен строили из древесины туи свои жилища и легкие каноэ (отсюда местное название «лодочный кедр» — Canoe cedar). У жителей прибрежных районов это дерево пользовалось большим спросом также для ткачества: из мягких и длинных лубяных волокон внутренней коры делали канаты, плели веревки и даже ткали теплые одеяла.
ТУЯ ЗАПАДНАЯ (Thuja occidentalis) Одно из обиходных названий туи — «дерево жизни», было дано в начале XVI в. королем Франции. Туя западная — дерево высотой 12—15 м при диаметре ствола 60—90 см. У молодых растений крона узкая, пирамидальная, но с возрастом она в большинстве случаев становится яйцевидной. Чешуевидные листья ярко-зеленые, длиной до 3—4 мм. Насчитывается более 120 садовых форм туи западной, отличающихся по характеру кроны или по окраске листьев. Известны ювенильные формы, которые в течение всей жизни развивают только мягкие линейные листья. В России туя западная появилась сравнительно недавно, в конце XVIII в., натурализовалась здесь и стала обычной в наших садах и парках, особенно южных. Родиной туи западной является восток Северной Америки, где она известна под названиями «американское дерево жизни» и «северный белый кедр». У туи западной устойчивая против гниения, мягкая и легко обрабатываемая древесина с желтоватой заболонью и светло-коричневым ядром. Ее издавна употребляли индейцы для постройки каноэ. Из листьев этого растения в США получают эфирные масла, используемые в парфюмерии, а также применяемые в качестве отхаркивающего, глистогонного средств и для лечения кожных заболеваний.
ФИЦРОЙЯ КИПАРИСОВИДНАЯ (Fitzroya cupressoides) распростра-нена в Чили, на Тихоокеанском побережье Вальдивии до Анд, между 41 и 43° ю. ш., и на острове Чилоэ, а также в Аргентине. Это крупное толстоствольное дерево, достигающее высоты 40 м, с красноватой корой и тонкими ветвями, образующими ажурную крону, внешне напоминает каллитрис. Фицройя — долговечное растение. Известны дикорастущие экземпляры в возрасте более 2000 лет. Красновато-коричневая мягкая древесина

 

3. Аллеи как объект дендропроектирования.

Аллея - это прогулочная дорога, обсаженная ритмическими рядами де-ревьев и формирующая узкое пространство, направленное на какой-либо выдающийся элемент композиции. В зависимости от композицион-ного значения аллеи, применяются различные приемы ее обсадки. На проектируемых территориях пейзажного стиля аллеи следует размещать на тех участках дорог, где требуется подчеркнуть композиционное значение завершающего объекта, разделить два открытых пространства или выделить пространство из массива насаждений, причем в последнем случае аллеи обсаживаются деревьями, отличающимися своей формой от породного состава массива.

В регулярных композициях аллеи, как правило, направлены к главным композиционным узлам и создают впечатление парадности, поэтому здесь необходимо создать ощущение крупного масштаба. Эту цель мож-но достичь, сделав аллею достаточно широкой, с редко посаженными высокими деревьями (с расчетом на оптимальное развитие кроны), в один или несколько рядов или же рядами регулярно скомпонованных групп по 4-6 деревьев. Для достижения впечатления особой торжественности используются различные формы фигурной и геометрической стрижки крон деревьев в аллейных посадках и живые изгороди.

Художественный эффект аллеи определяется ритмом уходящих в пер-спективу силуэтов крон и стволов, характерных для определенных пород деревьев. В аллейных посадках, составленных из деревьев с сужающейся вверху формой кроны - колонновидной, пирамидальной, овальной (кипарис, пирамидальный тополь, голландская липа), сохраняется относительно большой просвет неба. Такие аллеи могут создавать эффект особой парадности и торжественности. При обсадке высокими деревьями с раскидистой, шарообразной или зонтичной формой кроны (платан, клен) или же на узких аллеях кроны противостоящих деревьев смыкаются, образуя своеобразный полог. В данном случае создается более камерная, лирическая атмосфера. Характер "профиля" зеленого свода (узкого и высоко устремленного, широкого и пологого и др.), образуемого над аллеей, зависит от формы кроны деревьев, тем самым определяя огромное разнообразие проектируемых аллей.
Теневыносливые породы с плотной кроной образуют темные аллеи; светолюбивые, характеризующиеся сквозистой кроной — светлые. Степень затененности зависит также от густоты посадки. При редкой посадке создаются лучшие условия для роста, более заметно проявляются декоративные свойства каждого растения, хорошо сочетаются свет и тень, дорога быстро просыхает после дождя. Минимальное расстояние между деревьями в ряду для узкокронных пород — 4м, ширококронных — 6м.
Декоративность аллей зависит от величины и формы деревьев, а также от ее длины и ширины. Чем шире и длиннее аллея, тем более высоко-рослые и ширококронные породы можно применять. Для ширококронных и теневыносливых пород, у которых крона опущена до самой земли ширина аллеи должна быть 14-16 м. Деревья с более узкой кроной требуют ширины 10-12 м. Если аллея имеет ширину менее 10 м, ее можно оформить низкорослыми растениями и деревьями с пирамидальной кроной. Аллеи шириной менее 6 м не допускаются, так как они не обеспечивают разъезда двух автомашин. Деревья с очень раскидистыми кронами для аллейных посадок мало пригодны. Совсем не годятся деревья, дающие корневые отпрыски. Использование нескольких пород в аллейных посадках не допускается, так как снижается декоративность и устойчивость деревьев.
Деревья высаженные в одну линию, образуют ряд. Распространены ря-довые посадки преимущественно в парках. В былые времена ими очер-чивались границы усадеб. Использовались для этой цели большие мощ-ные деревья с долгим сроком жизни: липы, дубы, пихты, ели. Ряды больших – 1-й величины – деревьев в исторических парках носят название шпалер.
Аллея должна быть прямой. Она непременно должна куда-то вести: к главному дому, беседке, в крайнем случае – к садовой скамейке. Основная функция аллей – направлять взор идущего человека вперед.
Делят аллеи на несколько групп. Аллеи бывают:
1. По назначению – главные, второстепенные, прогулочные, подъезд-ные.
2. По размещению деревьев в рядах – симметричные и асимметрич-ные. В первом случае деревья расположены друг напротив друга, во втором – в шахматном порядке.
3. По структуре – простые и сложные. Первые состоят из одного полотна дороги, вторые – из двух или трех.
4. По ярусности – одно-, двух- или трехъярусные.
Дорога, обсаженная двумя рядами деревьев (справа и слева), представляет собой одноярусную аллею. Если рядом с деревьями 1-й величины высажены деревья поменьше или крупный кустарник, это аллея двухъярусная. Ряд больших деревьев, ряд средних деревьев плюс кустарник (цветы, живая изгородь и т.п.) образуют трехъярусную аллею.
Расстояние между деревьями в аллеях называется "шагом посадки". Составляет он (для деревьев 1-й величины) 3–7 м. На этом расстоянии деревья хорошо себя чувствуют, правильно развиваются и достаточно быстро смыкают кроны.
Шаг посадки аллеи может зависеть от ритма. Плотная и узкая аллея из елей или пихт создаёт впечатление таинственного мрака. Широкая ал-лея из яблонь, лип, берёз с широким шагом создаст впечатление света и радости.
Зависит ширина аллей от того, для чего она предназначена, кто или что будет по ней ездить и ходить, какая техника будет очищать дорогу от листьев и снега и т.д. Минимальная ширина аллеи – 3–5 метров для машин и 2-3 метра для людей. Максимальную трудно определить. Например, ширина тройной липовой аллеи в Павловском парке – 70 м.
Аллеи – принадлежность больших территорий. При создании аллеи на больших территория, стоит оставить несколько десятков таких же пород посадить на периферии участка для замены. Если какие-то саженцы не приживутся, вы всегда сможете восполнить убыль, пересадив брата-близнеца из запасного "питомника".

Ряды и аллеи характерны для садов, решенных в регулярном стиле, та-ких как Петергоф. Но, конечно, находится им место и в ландшафтных парках.

Если вы хотите усилить регулярность аллеи, используйте деревья с геометрически правильной кроной: пихты, пирамидальные тополя, лиственницы. Желаете подчеркнуть ландшафтное направление сада – выбирайте деревья со свободно-естественной формой кроны.

Таким образом, в каждом конкретном случае сначала определяется на-строение композиции (торжественное, романтическое и т.д.), а затем разрабатываются соответствующие варианты аллейной обсадки - де-ревьями, деревьями с кустарниками, с использованием стрижки и др.

 


Список использованной литературы:
1. 
www.sadovnikmag.ru
2. Александрова М.С. "Хвойные растения в вашем саду" - Москва: "Фитон +", 2000. - 224 с.
3. А.А.Карпов. «Вечнозелёные хвойные растения» - Ростов н/Д.: Фе-никс, 2004
4. Хесайон. «Все о декоративно цветущих кустарниках» - Москва, «Кладезь – Букс», 2003
5. «Справочник цветовода», Москва, «колос», 1997.
6.  Иванова З.Я., А.А. Перепадин. «Декоративные древесные растения» - Симферополь: таврия, 2003.
7. В.С.Холявко. «Дендрология и основы зеленого строительства» - М: «Агропромиздат», 1990;
8.  «Ландшафтный дизайн. Практическая энциклопедия. Планирование, проектирование и дизайн приусадебного участка» - М.: «Росмен-Пресс», 2002.
9. Аксенов Е., Аксенова Н. "Декоративные растения", Т 1 (Деревья и кустарники). Энциклопедия природы России. - М.: ABF, 1997.  - 560 с.; 48 с.цв. илл.
10. Бондорина И. А., Сапелин А. Ю. "Декоративно-лиственные деревья и кустарники для климатических условий России" - Кладезь-Букс, 2004г. - 144 c.
11. Бруно П. Кремер "Деревья" - Москва: Внешсигма, 1998. - 288 с.
12. Гайнер Карин, Вебер Ангелика "Цветы, декоративные кустарники и деревья в нашем саду" - М.: Интербук-бизнес, 1998. - 384 с.
13. Гродзинский М. "Декоративные растения открытого и закрытого грунта". - Киев: Наукова Думка, 1985. - 288 с.
14. Дьякова Т.Н. "Декоративные деревья и кустарники" - Колос, 2001г.
15. Филлипс Р., Рикс М. "Декоративные растения в вашем саду". - М.: БММ АО, 1999. - 320 с.: илл.